13 августа 2020

Как актриса Марина Демьяненко чуть было историком не стала

27.08.2019

Сегодня Марина Демьяненко - одна из ведущих актрис Никитинского театра, хотя ее увлечение актерской профессией не сразу дало результат. Как же не потерять веру в себя, когда не берут в театральный институт? Актриса побеседовала с "Берегом" накануне открытия нового театрального сезона.

ПОПЫТКА НОМЕР ДВА

- В одном из интервью вы говорили, что не мечтали стать актрисой. Мол, "решила попробовать", "все поВ­шли поступать, и я". Театр был для вас просто подростковым увлечением?

- Нет, на самом деле лет с 12 я уже всерьез задумывалась над тем, чтобы стать актрисой. В первую очередь мне нравилось кино - тем, что в нем можно максимально глубоко погрузиться в новые образы и обстоятельства. Меня это очень увлекало. Решила поступать в вуз, но с первого раза у меня не вышло. Но я твердо была намерена пробовать еще и еще раз - пока не поступлю. Правда, и огорчать родителей не хотелось. Школу я окончила с медалью, поэтому меня без экзаменов приняли на истфак в педагогический институт. Но не сдавалась, продолжала ходить в театральную студию.

- Как преподаватели истфака относились к вашему увлечению театром?

- Как-то по глупости я старалась договориться с преподавателем, чтобы он со своих пар отпускал меня на репетиции в студию. Обещала сдавать ему тетрадки с выполненными заданиями. Но моим тайным занятиям никто не сочувствовал: пришла - учись. И тем не менее год истфака был для меня классным временем - столько концертов мы там сделали! К новому прослушиванию в театральном я уже подготовилась более основательно, и стало понятно, что, скорее всего, я туда поступлю. А когда это случилось, возникла бюрократическая ситуация - оригиналы документов хранились в деканате за семью печатями. К счастью, декан оказался прекрасным человеком, он пошел навстречу, отдал мне документы и сказал: "Ну, в общем-то, все было давно понятно".

- Можно ли сказать, что ваш путь к професВ­сиональной сцене оказался тернистым?

- Можно сказать, что жизнь меня помотала. Меня занесло в Воронежскую филармонию, где я была ведущей мероприятий, преподавала танцы у детей, но в конечном итоге сбылась моя мечта: я оказалась в театре.

СГОВОРИТЬСЯ НА БЕРЕГУ

- Немало артистов во время учебы представляют себе какой-то идеальный театр, а потом нередко разВ­очаровываются и уходят из профессии. Вы были готовы к испытанию театральными буднями?

- В вузе еще на первом курсе предупреждают: "Ребят, если вы думаете, что вы будете сильно востребованы, что вам роли будут с неба сыпаться, то заблуждаетесь". Мастер курса повторял, что у нас должно быть лошадиное здоровье. И у нас на самом деле нет времени, чтобы болеть. Что бы ни случилось, ты все равно выйВ­дешь на сцену, если занят в вечернем спектакле. Нам не врали, так и есть. Но я убеждена, что если ты искренне любишь то, чем занимаешься, тебя это абсолютно не пугает.

- Никитинский театр - ваша первая профессиональная репертуарная площадка. Как попали сюда?

- Директор Никитинского театра Ирина Алексеева преподавала у меня на курсе вокал, а также была концертВ­мейстером. Она и позвала меня на прослушивание. Я что-то подготовила, мы поговорили с Ириной и Борисом (Борис Алексеев - художественный руководитель театра - прим. авт.) и поняли, что нам по пути.

- В театре Бориса Алексеева поставлено немало современных пьес, он любит эксперименты. Это именно то, что вы хотели, или все-таки есть желание сыграть и что-то академическое?

- Я всегда хотела просто быть актрисой, у меня не было каких-то предпочтений - хочу туда или сюда, хочу играть то или другое. Мне нравятся профессиональные задачи, решение которых мне предлагается найти. А уж в современной пьесе это делать или в Шекспире - не так важно. Я всегда серьезно отношусь ко всем ролям, которые мне дают. Мне некогда предаваться думам из серии: "Вот если бы мне дали сыграть эту героиню…" У меня есть материал, и я с ним работаю. Мы работаем единым коллективом, который выходит на сцену, чтобы поговорить со зрителем. И каждый должен быть игроком в команде, а не тянуть одеяло на себя. Иначе ничего не получится, спектакль целиком не состоится. Будет просто кучка актеров, которые открывают рты, чтобы сказать текст, а зритель не поймет, зачем он пришел.

"Я НЕ СЧИТАЮ СЕБЯ БОГИНЕ"

- Вы же не только актриса Никитинского театра, но и хореограф. Строго требуете исполнения поставленной задачи от коллег?

- Да. Иначе каждый будет танцевать то, что хочет. В танцах, как в любом спектакле, последнее слово за постановщиком. Это как в песне. Можно петь в ноты и это будет прекрасно, а можно мимо нот, и никто не захочет это слушать. Так и здесь: нужно танцевать четко, синхронно, под музыку, с определенной амплитудой.

А вот в спектакле "Цыганский барон" мне дали роль, которая стала моей любимой: хореограф здесь предоставил полную актерскую свободу. Для меня это очень крутая работа. Я там - квинтэссенция чего-то неприятного и неблагополучного, образ революции, чего-то разрушительного, и это достигается с помощью главных инструментов - голоса и жестов, движений.

- Вашу героиню из этого спектакля действительно сложно назвать приятной, но зато есть работы в детских сказках.

- Да, есть, но я там тоже ушлая лисичка и гадкая Баба-яга. Давайте честно, я не играю милых и наивных барышень, просто потому что я не выгляжу, как они. Я когда выпускалась, мне худрук сказал: "Ну а тебе только гадин играть". Не удивилась, я же смотрюсь в зеркало и понимаю, что не выгляжу, как Настенька из "Морозко". Хотя на своих героинь я тоже в жизни не похожа. Я люблю животных, природу. Если выбирать, как провести свободное время, засяду дома и буду читать. Хотя ругаю себя, что много посвящаю времени художественной литературе и совершенно не берусь за что-то сложнее, например, сейчас планирую обратиться к работам Стивена Хокинга. Еще я люблю путешествовать и гулять по городу. Причем я заметила, что мне интересно гулять, зная, что было раньше и где, с таким вот историческим подтекстом.

- Не задумывались над тем, чтобы поставить танцевальный спектакль?

- Пока - нет. Сначала нужно четко разобраться с возможностями своего тела. К тому же это большая ответственность, и если есть сомнения, наверное, лучше пока за это не браться.

- Вы часто недовольны собой?

- Я всегда ругаю себя, если что-то не получилось. Но тут нужно края видеть, а то можно в такие дебри самокопания залезть… Какое-то недовольство собой у меня всегда есть, никогда не было такого, что я вышла из театра и подумала: "Ну все, я - богиня!" (Смеется.)

- Вы пришли в театр, желая играть в кино. Сейчас вы уже отказались от этой идеи?

- Чтобы сниматься в кино, нужно кардинально изменить свою жизнь. Надо бросить все и заниматься своим продвижением. Но я не готова отказаться от того, что у меня есть. Никитинский театр гораздо больше для меня значит, чем абстрактная мечта сняться в кино.