03 июня 2020

Родители маленьких пациентов утверждают в судах, что не сводят личные счеты с врачами

22.01.2020

На начало года пришлось два тяжелых события в больницах Воронежской области. 1 января в районной больнице Верхнего Мамона предположительно от менингококковой инфекции умер двухлетний малыш.

Точный диагноз станет известен через месяц по результатам лабораторных исследований в Москве. А уже на этой неделе 13 января состоялось окончательное разрешение другой трагедии - Аннинский районный суд взыскал с районной больницы 2,4 млн руб. моральной компенсации в пользу родителей девочки, которая умерла в больнице от запущенной пневмонии. Суд признал, что ребенок погиб в результате некачественной медицинской помощи. Но целью родителей в судебном процессе было признание виновным не конкретного врача, а системы.

КОГДА УЖЕ ПОЗДНО

Семья годовалой девочки, умершей от запущенной пневмонии в Аннинской РБ, подала иск после уже состоявшегося обвинительного приговора врачу скорой Владимиру Торопцеву. Родителям важно было доказать, что причина смерти ребенка связана не с действиями одного-единственного врача, а со многими сотрудниками больницы. С системой.

Двое детей в семье Тутаевых заболели весной 2018 года. После появления первых симптомов трехлетнего Диму и полуторагодовалую Соню отвезли к педиатру. Врач назначила лечение, но в больницу лечь не предложила. Когда у малышей дома поднялась температура под 40, родители вызвали скорую. Врач сделал жаропонижающие уколы и тоже не предложил госпитализацию.

Позже судмедэкспертиза установила, что если бы Соню начали сразу же лечить адекватно ее состоянию, то она бы выжила. Но Тутаевы в больницу поехали сами. После рентгена легких и поставленного наконец диагноза "пневмония" девочку сразу отправили в реанимацию. Но было уже поздно. Отец Сони Сергей Тутаев убежден, что в гибели его дочери виновата в первую очередь сама ситуация в районном здравоохранении, а не один лишь врач скорой.

ВИРУС НЕПРИКАСАЕМЫХ

Это не первое дело родителей против самой ситуации в районном здравоохранении. Начало было положено в 2013 году в Калачеевской районной больнице, где новорожденная девочка была инфицирована синеВ­гнойной палочкой. После того как малышку спасли областные хирурги, молодая мама Вера Прунова обратилась в суд. Казалось бы, бесперспективные по тем временам исковые требования Пруновой к Калачеевской больнице - 250 тыс. руб. компенсации морального вреда - по результатам судебного разбирательства оказались полностью удовлетворены.

- Я бы не стала взыскивать с больницы такую сумму, если бы врачи сразу признали свою вину и принесли мне хотя бы извинения. Но администрация ЦРБ отказалась тогда признавать, что инфицирование синегнойной палочкой произошло в роддоме. А когда я написала заявление в РОВД с просьбой провести проверку и установить виновных, допрошенные представители больницы обвинили во всем меня - в "антисанитарии" и "аморальном образе жизни". Именно поэтому я решила обратиться в суд, - вспоминает в беседе с корреспондентом "Берега" Вера Прунова.

Так "безбашенная" мама решила вдруг посягнуть на негласные устои маленького городка, где все роли, как правило, давно расписаны.

ТУПО КОЛОЛИ И ТУПО ВЫПИСАЛИ

- Она меня поразила. По моему опыту, судиться с больницами в тот период было чаще всего бесполезно. И я честно предупредила Веру, что перспектив в этом деле у нас мало. Но девушка настояла. Она вообще отличается очень сильным характером. С самого начала задалась целью: сделать это дело показательным и на своем примере помочь другим людям не бояться и не молчать, а отстаивать свои права, - прокомментировала Ирина Соляная (на фото), в 2013 году представлявшая интересы Веры Пруновой в качестве адвоката, а сейчас - судья Калачеевского районного суда.

Именно тогда на суде Вера заявила, что ни к кому конкретно из врачей не имеет претензий и что ЧП с ее ребенком - системная проблема всей больницы, а не конкретного доктора.

- Для меня это дело было интересно сложной доказательной базой. И тем, как истребованные медицинские документы проявили все недостатки лечебного процесса. Молодую маму в родильном отделении должны были информировать о состоянии здоровья ребенка, тем более что у Веры это первенец. Но листы информирования не велись. Прунова сама бегала за врачами и все выспрашивала. А медицинские документы просто нечитаемы. В этом "кодексе Хаммурапи" невозможно разобрать ни одной буквы! Все экспертные оценки, которые мы получили из центра эпидемиологии, областной судмедэкспертизы, центра борьбы со СПИД, говорят о том, что ребенка лечили ненадлежащим образом. Инфекцию, которой заразилась девочка, можно было выявить в Калачеевской больнице и лечить, не доводя до экстренной госпитализации в Воронеж. Вместо этого новорожденную просто тупо кололи антибиотиками, а когда температура спала - выписали, так и не убив синегнойную палочку. Кстати, районная прокуратура в ходе процесса тоже встала на нашу сторону и посчитала исковые требования Пруновой обоснованными, - комментирует Ирина Соляная.

В ходе разбирательства судом были сделаны запросы в самые разные учреждения, рассмотрено огромное количество документов, опрошены свидетели. Из Калача дело вышло на уровень медицинского сообщества региона. Именно этот судебный процесс можно считать местным прецедентом во взаимоотношениях между пациентом и больницей.

БЕЗ ОБИДЫ

- Сейчас в медицинском сообществе все громче говорят про "пациентский экстремизм". Но в нашем регионе я такой тенденции не вижу. Пациенты если и требуют суммы с больниц, то чаще всего справедливые, чтобы компенсировать свои необоснованные расходы. Люди были вынуждены их понести в результате ненадлежащей медицинской помощи. И это все показатель уровня организации лечебного процесса. Я не заметила в процессах - не считая, может, одного-двух дел - когда пациенты хотят в судах заработать или свести счеты с конкретным врачом, - прокомментировала "Берегу" судья Калачеевского районного суда Воронежской области Ирина Соляная.

В ТЕМУ

Прокуратура утвердила обвинительное заключение по уголовному делу о взятках в отношении бывшего заведующего отделением анестезиологии-реанимации Воронежской областной клинической больницы N1 Игоря Губкина, сообщили в региональной прокуратуре.

По версии следствия, с августа 2018 по январь 2019 года завотделением получил от подчиненных ему врачей взятки на общую сумму около 6 млн руб. за общее покровительство по службе. Взамен он устанавливал увеличенный размер стимулирующей надбавки к окладу, а также предоставлял подчиненным возможность работать на постоянной основе в плановых операционных залах, что позволяло им увеличить размер заработной платы.

Прокуратура направила дело Игоря Губкина в Левобережный райсуд Воронежа.