07 августа 2020

Педиатр Юлия Кожеурова - о паллиативной помощи и эмоциональном факторе

15.07.2019

Застать Юлию в своем кабинете непросто, ведь что ни день - она на выезде, навещает своих пациентов. Юлия - врач выездной службы паллиативной помощи при областной детской клинической больнице N2. Семьи, воспитывающие детей с тяжелыми заболеваниями, давно нуждались в домашних плановых осмотрах. Сделать каждый день лучше

Пока Юлия - единственный врач выездной службы, за ней закреплены 25 детей с тяжелыми заболеваниями. Она ежедневно навещает детей из Воронежа, Семилукского и Новоусманского районов, которые нуждаются в паллиативной помощи. Каждый день - по два-три выезда. Впрочем, это не значит, что дети из отдаленных районов остаются без помощи - за ними присматривают врачи на местах. Всего детей, закрепленных за хосписом, в регионе 287 - есть куда "расти" выездной службе. И это в планах.

- Работа в движении - совсем не то же самое, что работа в стенах больницы. Конечно, наше паллиативное отделение не похоже на стандартную больницу: здесь игровые комнаты, живой уголок, телевизор и игрушки в каждой комнате. Но дома дети более расслабленные, там проще найти подход к каждому ребенку, - рассказывает Юлия Кожеурова. - Некоторые дети имеют гастростомы для питания, и я на дому обучаю родителей, как промывать их, как правильно и чем кормить детей.

В хосписе Юлия работает два года. Последние месяцы интернатуры она провела в онкологическом отделении, но когда пришло время делать выбор, решила помогать пациентам паллиативного отделения.

- Я поняла, что не готова остаться там. Тяжело примириться с тем, что перед тобой на первый взгляд здоровый ребенок, которого придется лечить химиопрепаратами, хоть и знаешь, что это поможет ему выздороветь. В хосписе тоже находятся тяжелобольные дети, но здесь иная психология - здесь пациенты, лечение которых уже окончено, и ты можешь только облегчить их страдания, сделать их дни чуточку лучше, - рассказывает Юлия. - Мы сопровождаем детей до самого конца, стараемся облегчить им жизнь и подготовить родителей к их уходу. Это может произойти в любую минуту. Здесь мы не надеемся на чудесное исцеление. Конечно, есть дети с тяжелыми диагнозами, но которые живут долго; болезнь возьмет свое рано или поздно, и мы, к сожалению, тут бессильны.

"Спасибо, вы так нам помогли"

Впервые Юлия пришла в хоспис на праздник - День защиты детей, который был организован волонтером Ксенией Бражниковой. И сразу у молодого врача возникло желание помочь этим детям, а их родителей - поддержать, ведь более мужественных людей ей до этого видеть не приходилось.

- За два года в хосписе я так и не поняла, откуда у родителей этих детей столько энергии и сил. Они столько вкладывают в своих детей, не опускают руки. Они находят в себе силы каждый день просыпаться и радоваться жизни. Даже мне, врачу паллиативной помощи, не под силу сказать родителям: "Я вас понимаю". Это невозможно понять, пока сам через такое не пройдешь. Это огромные усилия и потрясающие крепкие нервы, я восхищаюсь мамами, которые воспитывают детей с инвалидностью, - признается врач.

В само отделение время от времени попадают все дети, которых Юлия наблюдает на дому - все же это пациенты, имеющие заболевания нервной системы, различные врожденные патологии или тяжелые стадии онкологии. Они нуждаются в специализированной помощи регулярно, а их мамы - в социальной передышке и психологической помощи, которую также можно получить в хосписе.

- Я не устала, - говорит педиатр. - Когда я вижу, что назначенные мной процедуры помогают, что ребенку легче, что боль ушла и мама смотрит с благодарностью и говорит "спасибо, вы так нам помогли", я счастлива. С каждым разом это все больше заряжает и помогает идти дальше. Ради этого стоит быть врачом. Но нередко бывает тяжело. Особенно когда дети уходят. Это моменты эмоционального опустошения. Но это надо принять и идти дальше, нельзя позволять себе расслабляться. Я в такие моменты стараюсь погрузиться в себя. Раньше плакала, сейчас приходится сдерживать себя. Если смерть каждого ребенка будет вызывать такие эмоциональные реакции, то ни один психолог не справится с вашим профессиональным выгоранием. Я не могу, не имею права посвятить всю себя только одному ребенку, ведь во мне нуждаются и другие дети.